Шелковый шлях

Во время одного из последних заседаний Ялтинской европейской стратегии, проводящейся под эгидой Виктора Пинчука, чуть ли не каждый второй выступающий говорил о необходимости развития отношений между Украиной и Китаем: как только в мире появляется новая мощная сила, способная влиять на геополитические процессы, наши доморощенные «стратеги» начинают ориентироваться именно на эту силу. Мы уже ориентировались на Францию, Швецию, Россию, Турцию, Германию, Соединенные Штаты и даже на Японию. Теперь пришла очередь Китая. «Китай должен выступить гарантом территориальной целостности и суверенитета Украины», - патетически провозглашал один из столпов отечественной геополитики. Мудрые китайцы со свойственным им прищуром отвечали: «Китай может гарантировать: у нас нет никаких территориальных претензий к Украине!»

Эта почти анекдотическая история посрамила в первую очередь тех, кто по старинке предлагает «дружить через соседа», считая, что у Китая и у Украины есть общий недруг - Россия. Но в том-то и дело: в глобализированном обществе обычные законы геополитики и политологии не работают. Китай может быть партнером Украины - экономическим, политическим, культурным, но для этого мы должны стать интересными Китаю. Мы нужны Китаю не как статисты (за последние десятилетия Китай приобрел себе десятки статистов - как в Азии, так и в Африке или Латинской Америке). Мы можем заинтересовать Китай именно как партнеры. Тем более у нас существует длительная история отношений - намного более древняя, чем кому-то может показаться.

Наши предки соприкоснулись с Китаем (впрочем, в ту пору не было еще ни Украины, ни Китая, и этими понятиями мы оперируем довольно условно) в незапамятные времена - в рамках развития торговых отношений на евразийском пространстве. Знаменитый Великий шелковый путь проходил из Китая в Европу - через Киев и славянские земли. Естественно, купцы из русских земель бывали на Востоке, а восточные купцы - на киевских рынках. Этому есть немало вещественных доказательств - китайские артефакты археологи находят на значительном удалении от мест их изготовления.

Автор склонен доверять гипотезе, которая считает Великую Китайскую стену и таинственные украинские Змиевы валы элементами одной и той же системы коммуникаций, растянувшейся через всю Евразию. Кто мог строить такие гигантские сооружения, абсолютно бесполезные с фортификационной точки зрения? Скорее всего, древние таможенники: подобного рода сооружения позволяли облегчить путь торговцев, идущих по Великому шелковому пути. Эти сооружения могли давать кров и стол путникам, защищать их от дождя и разбойников, а таможенники имели возможность более аккуратно собирать налоги, значительная часть из которых шла как раз на сооружение и поддержание валов и стен. То есть у наших предков и предков товарища Ху Цзиньтао было общее дело - гигантская стройка, которой и сегодня могли бы позавидовать сильные мира сего.

Если верить теории Льва Гумилева о гуннах как выходцах из монгольско-маньчжурских степей (сразу оговорюсь: я не верю в эту теорию), то отношения между Китаем и праукраинцами просматриваются на еще более близком временном расстоянии. Но вряд ли известные по китайским летописям сюнну стали украинскими гуннами - прямыми предками восточных славян. Слишком мало аргументов в пользу этой гипотезы.

Первое письменное упоминание о стране Рош, находящейся далеко на западе, встречаем в китайских хрониках середины ХIII века. После покорения Китая монголами хан Хубилай, внук Чингисхана, создал свою личную гвардию из светловолосых и рослых наемников из этой страны. Хотя, возможно, в древних китайских летописях и рукописях были другие данные о наших предках: не стоит забывать о том, что император Цинь Шихуанди в свое время приказал собрать и сжечь все рукописи - все до единой! Он очень хотел, чтобы история начиналась именно с него.

В XIV веке в Китае увеличилось количество пленных, которых пригоняли из Запада. Монархи из династии Юань использовали пленных русичей для обороны и строительства. Некоторых из них привлекали к работе на земле. В 1329-м было создано специальное управление, занимавшееся именно делами пленных из Руси.

Пленные русичи составляли отдельный полк в Пекине - Сюаньчжун олосы вэй циньцзюнь («Охранный русский полк, прославившийся верноподданностью»). По состоянию на 1331 год он насчитывал 600 бойцов. «История династии Юань» упоминает, что в 1332-м в Пекин прибыли 2 700 пленных русичей и 103 подростка. Общее руководство полками, набранными из пленных западного происхождения, осуществлял некий полководец Боян.

Длительный провал в двухсторонних отношениях объясняется сложностью ситуации как в Китае, так и на территории древней Украины. Великий шелковый путь был разрушен и деактуализирован, а вскоре Европа узнала секреты китайских мастеров и сама стала изготавливать шелк, порох, а чуть позже - фарфор. Китайская экономика постепенно начала приходить в упадок: с начала XVII столетия страна оказалась под властью маньчжурских правителей, которые постепенно довели страну до череды острых кризисов. Кстати, история маньчжурского владычества в Китае очень напоминает историю господства России в Украине.

Только в начале XIX века Украина начала заново открывать Китай.

Предшествовали этому выход сборника документов «Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами с 1619-го по 1792 год» (уложен выдающимся украинским историком и археографом Николаем Бантыш-Каменским) и экспедиция архимандрита Иакинфа Бичурина в Китай. Экспедиция, а позже - громкое дело Бичурина, монаха, обвиненного церковными властями во множестве грехов, привлекли внимание общественности к китайскому вопросу.

В 1824-м свет увидела книга украинского путешественника Егора Тимковского «Путешествие в Китай через Монголию в 1820-м и 1821 годах». В это же время императорским послом в Пекине был назначен черниговский помещик Иван Коростовец, позже оставивший несколько трудов о Китае. Коростовец считал, что Китай может стать выгодным экономическим партнером России и сигнализировал в Петербург об активизации в регионе английских интересов, а также всевозможных католических миссий.

Выходец из Киевщины, выпускник Киевской духовной академии, а позже - Медико-хирургической академии, Осип Войцеховский с 1819-го по 1831 год был медиком Русской духовной миссии в Пекине. В разгар эпидемии холеры вылечил десятки больных китайцев, за что ему при жизни был поставлен памятник в Пекине. По возвращении в Россию начал преподавать в Казанском университете, открыл кафедру синологии и китайского языка, издал ряд книг, в частности один из первых китайско-маньчжурско-русских словарей.

В 80-х годах XIX века началось строительство Транссибирской железной дороги. Множество украинцев, оказавшихся без земли и без средств к существованию в результате реформ Александра ІІ, соблазнились высокими заработками и отправились строить дорогу. Строительство Транссибирской магистрали (часть пути проходила через Китай) было не менее суровым, чем строительство железной дороги из Петербурга в Москву, воспетое Некрасовым:

Труд этот, Ваня, был страшно громаден
Не по плечу одному!
В мире есть царь: этот царь беспощаден,
Голод названье ему...
Он-то согнал сюда массы народные.
Многие - в страшной борьбе,
К жизни воззвав эти дебри бесплодные,
Гроб обрели здесь себе.
Прямо дороженька, насыпи узкие,
Столбики, рельсы, мосты.
А по бокам-то все - косточки русские!
Сколько их, Ванечка, знаешь ли ты?

Те же украинцы, которые выжили в суровых условиях, остались жить преимущественно в Маньчжурии, где в 1898-м был основан город Харбин. Основателем Харбина считается инженер Свиягин, родившийся и имевший обширные имения в Крыму. Современный Харбин до сих пор отличает застройка центральной части, напоминающая русский купеческий стиль.

Вокруг Харбина и начинает развиваться украинская жизнь на Дальнем Востоке. Уже в 1907 году в Харбине был основан Украинский клуб, а в 1918-м - Украинский национальный дом. При клубе действовали касса взаимопомощи, школа и церковь. По состоянию на 1917-й в школе учились 50 детей.

Во время революционных событий 1917-1921 годов Харбин привлекает эмигрантов. Здесь возникает консульство Украинской народной республики, возглавляемое выходцем из Полтавской губернии Петром Твардовским. Это консульство было признано даже советской властью, о чем свидетельствуют документы с подписью наркома Чичерина.

После разгрома армии Колчака остатки двух украинских полков - имени Сагайдачного и имени Шевченко - в составе колчаковской армии под общим командованием генерала Хорвата (точнее, те бойцы, которые не захотели переходить на сторону советской власти) перешли на территорию Китая. Сам генерал Дмитрий Хорват умер в Пекине в 1937 году. К ним в начале 20-х присоединились войска Дальневосточной Украинской народной республики, разгромленной в ходе «штурмовых ночей Спасска, Волочаевских дней». Далее в Харбине оказались остатки войск барона Романа фон Унгерна, свирепствовавшего в Монголии... К концу 1920-х в Харбине проживало уже около 40 тысяч украинцев! Еще столько же обосновались в остальной части Китая.

К тому времени в Китае существовал ряд украинских организаций - например, Маньчжурская окружная рада, «Просвита», «Украинская громада», выходили украинские газеты и журналы. В 1912 году появились первые переводы поэзии Тараса Шевченко на китайский язык, а также материалы о его жизни и творчестве. В 1921-м в китайском переводе появились стихотворения Леси Украинки и Ивана Франко. В Харбине существовали две украинские православные церкви (одна из них - святой Покровы - сохранилась до наших дней).

После оккупации Маньчжурии Японией в начале 1930-х украинцы заявили о своей лояльности к императору Маньчжоу-го Пу И. Естественно, что отношение Пу И к украинцам было тоже более чем лояльным. Пу И, будучи христианином (его христианское имя - Генрих) и человеком образованным, всячески содействовал развитию украинской общины Харбина. По иронии судьбы в 1945 году в плен императора Пу И брал украинец Ростислав Гордиенко из села Терновка на Виннитчине.

В 30-е годы в Маньчжурии издавались два журнала - «Вісті з української колонії в Маньчжу-ді-го» и «Звідомлення з української колонії в Маньчжу-ді-го». Очень тесные отношения с украинской колонией установили представители Организации украинских националистов. В 1937-м путешествие в Харбин совершил вождь ОУН Евген Коновалец. Ранее путешествие в Китай предпринимали лидеры ОУН Михаил Колоссовский, Владимир Мартынец (увлекшийся после путешествия борьбой джиу-джитсу и изучением китайского языка) и Рико Ярый. Одновременно в среде украинских эмигрантов вербовал кадры для своей Русской фашистской партии Константин Родзаевский.

Завершение Второй мировой войны, падение Маньчжоу-го, вступление советских войск в Маньчжурию, а позже, в 1949 году, провозглашение Китайской Народной Республики привели к массовому оттоку украинцев из Китая. Часть украинцев перебрались на Тайвань, но большая часть эмигрантов переехали в Австралию и на Филиппины. Новое китайское руководство первоначально пыталось лояльно относиться к национальным меньшинствам с корнями в СССР, но после ухудшения отношений между Мао и Хрущевым украинцы подверглись гонениям и репрессиям. Правда, уже в 70-е Мао изменил тактику и начал использовать украинцев в пропагандистских целях: радиостанция «Радио Пекина» вещала на русском языке и постоянно сообщала о ситуации в Украинской ССР. В частности, ставка была сделана на политические и культурологические программы. Именно «Радио Пекина» уделило максимум внимания работе Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация», постоянно акцентировало внимание на проблемах украинских диссидентов.

Параллельно лидеры Организации украинских националистов (крыло, продолжающее политику Степана Бандеры) наладили отношения с лидерами Тайваня (Республики Китай). В 60-е были подписаны соглашения между Тайванем и Антибольшевистским блоком народов. Ярослав и Слава Стецько несколько раз гостили у президента Тайваня, генералиссимуса Чан Кайши.

После провозглашения независимости Украины Китай без особого промедления признал суверенные права нашей страны. 27 декабря 1991 года Украина получила признание со стороны Китая. 4 января 1992-го были установлены двусторонние дипломатические отношения. Небольшие недоразумения возникали во времена президентства Леонида Кравчука, когда украинское внешнеполитическое ведомство развивало приоритетные отношения с Тайванем - это не могло понравиться официальному Пекину. При Леониде Кучме пикантная ситуация была исправлена.

И все же Китай остается для нас далекой страной. Несмотря на популярность в Украине китайских ресторанов и китайской кухни. Невзирая на то, что многие родители считают очень перспективным изучение их чадами китайского языка. Несмотря на то, что китайцы экранизировали «Как закалялась сталь» Островского и снимали в Карпатах свой самый нашумевший фильм - «Дом летающих кинжалов». Невзирая на инвестиции в экономику Украины. Несмотря на то, что китайские мотивы проникли в украинскую культуру - взять хотя бы «Друг Ли Бо, брат Ду Фу» Олега Лишеги или гениальный фильм Ильенко-младшего «Фучжоу».

Сегодня многие смотрят на Китай как на будущего спасителя Украины. По принципу «Заграница нам поможет». Между тем Китай вряд ли будет кого-то спасать. Китайский дракон проснулся ото сна и пытается диктовать свою волю миру - в экономическом плане. Многие отрасли нашего хозяйства могут прийти в упадок, не выдержав конкуренции с Китаем. Вряд ли Китай будет спасать украинскую металлургию - здесь мы конкуренты. А что значит современная украинская экономика без металла? Трудно конкурировать с Китаем в сфере легкой промышленности.

...И пока Китай готовится предъявить миру свои права и интересы, мы довольствуемся засильем китайской продукции в наших магазинах и на наших рынках.

Украинско-китайские отношения вышли на новый уровень. Уровень тотального присутствия Китая на украинском рынке и тотального отсутствия на этом же рынке Украины. Великий шелковый путь становится полностью китайским...


I like:

Обращаем Ваше внимание, что мнение редакции портала UKRAINE-IN может не совпадать с мнением авторов. На портале размещены статьи историков из разных стран, которые могут по-разному интерпретировать события. Также просим Вас воздержаться от агрессивных и нецензурных комментариев.
Comments:
blog comments powered by Disqus

All articles