Битва титанов

Очевидно, есть все основания пересмотреть значение для украинской истории самого противоречивого и выписанного в черных тонах Тринадцатого Века - века нашествия на Русь Орды и Ордена, заката Древней Руси... Однако именно в этом веке начинается настоящая битва древнерусских титанов, и ни один из князей Руси не достигал такой степени могущества и влияния, как представители Века Тринадцатого.

Михаил Всеволодович, позже провозглашенный святым мучеником и почитающийся православной церковью, родился в 1179 году. Кроме даты рождения нам мало что известно о раннем периоде его жизни. Долгое время - на основании нескольких летописей - считалось, что он приходится сыном черниговскому и киевскому князю Всеволоду Святославовичу Чермному (то есть, Рыжему). Однако большинство летописей относит Михаила к «младшим черниговским князьям», и он мог быть разве что внучатым племянником Всеволода Чермного - по другой черниговской линии, из которой, например, происходил герой «Слова о полку Игореве» Игорь Святославович. Русский исследователь Александр Журавель предложил интересную и, кажется, достаточно обоснованную версию, согласно которой Михаил Всеволодович - это сын трубчевского и курского князя Всеволода Святославовича, брата Игоря, - того самого «Буй-Тура Всеволода».

Юность и первые сорок лет жизни князя прошли без ярких событий: захватил Переяславль, но был вынужден вернуть его законным князьям, дважды посидел на престоле в Новгороде. Неизменно приходилось возвращаться в свой захолустный удел, оторванный от цивилизации и от основных торговых путей. Так продолжалось вплоть до 1223 года, до битвы на Калке, изменившей судьбу Руси и политическую картину на востоке Европы.

В 1201 году у князя Романа Мстиславича из волынской ветви рода Мономаховичей родился первенец, которого назвали Даниилом. За два года до рождения сына Роман - воинственный и гордый князь - присоединил к своей короне земли Червонной Руси и Галицкое княжество. «Боярская мафия» в Галиче, на протяжении длительного времени правившая от имени князей (даже таких могущественных, как Ярослав Осмомысл), была подавлена. «Хочешь есть мед - уничтожь сперва всех пчел», - поучал Роман, и его жестокость по отношению к Галицким боярам не знала границ. Позже - спустя 500 лет - в Украине был изобретен рамочный улей, и уничтожать пчел ради меда перестали. Посему новые властители-пчеловоды не очень прислушиваются к советам Романа. А жаль...

Роман вступал в острые стычки, пытаясь влиять на судьбу всей Восточной Европы. Существуют данные, что он мечтал принять участие в одном из Крестовых походов и уже в ХII веке наладил отношения с Папским престолом. Он поддерживал отношения с Фридрихом Барбароссой и Конрадом Мазовецким, пытался переустроить Русь по образу Священной Римской империи (чтобы великого князя избирал княжеский совет - подобно тому, как императора избирали курфюрсты). В конце концов, он вмешался в борьбу Штауфенов с Гогенштауфенами и погиб на польской земле, в битве под Завихостом. Даниилу к тому времени исполнилось 5 лет, его брату Васильку - 3 года. У них была еще и сестра, но возраст ее неизвестен - позже Мария Романовна вышла замуж за Михаила Всеволодовича, второго героя нашего повествования.

После смерти Романа бояре изгнали вдовствующую княгиню Анну с детьми из Галича. В Галичине начинается длительный период смуты, гражданских войн и интервенции соседей. Князь-изгой Даниил едет в изгнание - Польша, Венгрия, Чехия... И лишь женитьба на дочери авторитетного князя Мстислава Мстиславовича Удалого возвращает Даниилу надежду на карьерный рост и нпервые роли в русском мире.

Михаил и Даниил впервые встретились, скорее всего, на съезде князей накануне похода на Калку. Оба принадлежали к числу «младших князей», не делавших погоды и не игравших важной роли в политической жизни. Они были обречены на вспомогательную функцию и вряд ли могли рассчитывать на лавры в случае победы. Но случилось так, что татары разгромили на Калке объединение древнерусских князей, и задававшие тон в политической жизни три Мстислава - киевский, черниговский и переяславский - сложили свои головы на поле боя. «Младшие князья» и тесть Даниила - Мстислав Удалой - спаслись бегством. Это во многом сменило расстановку политических фигур на древнерусской шахматной доске.

Наряду с этими князьями третьей весомой фигурой выступает Ярослав Всеволодович, сын суздальского князя Всеволода Большое Гнездо, внук Юрия Долгорукого, правнук Мономаха. Он родился в 1191 году и с юных лет был любимцем своего отца, использовал дипломатию и естественный ум для того, чтобы в конфликтах между старшими братьями занимать то одну, то другую сторону. «Разделяй и властвуй» - этот принцип был очень хорошо усвоен младшим сыном Всеволода. Один из братьев Ярослава Всеволодовича в свое время стал мужем грузинской царицы Тамары, и этим обрек на страдания, монашество и написание «Витязя в тигровой шкуре» влюбленного в царицу поэта Шота Руставели... Мир тесен!

Уже в 1228 году интересы Ярослава и Михаила схлестнулись вокруг Новгорода. Михаил при помощи боярина Внезда Водовика произвел переворот в Новгороде и посредством веча изгнал из города малолетних княжичей Федора и Александра (будущего Александра Невского), сыновей Ярослава Всеволодовича. Вместо них Михаил первоначально провозгласил князем себя, а потом оставил на княжении в этой торговой республике, «северной Венеции, своего сына Ростислава. Но уже через год новгородские бояре изгнали и Ростислава - Внезд Водовик привез малолетнего князя к отцу и сам спасся бегством.

Даниил, позже с легкой руки Карамзина вошедший в историю как Данила Галицкий, в то же время попытался вернуть Галич, но умудрился сначала перессориться со своим тестем Мстиславом (который тоже претендовал на Галич), а позже чуть не погиб вследствие заговора, подготовленного его кузеном Александром Белзским. Скверный характер Даниила, отличавшегося то вздорностью и ссорами с друзьями, то широтой души и желанием простить даже отъявленных врагов, играл с князем злые шутки и не давал ему возможности утвердиться в Галиче. В результате в 1233 году Галицкое княжество захватил все тот же неугомонный Михаил, к тому времени ставший князем Черниговского княжества.

Михаил по праву считался старшим среди князей, и требовал к себе подобающего почтения и уважения. Более молодые Ярослав и Даниил считали, что старые времена безвозвратно ушли. Устав Владимира Мономаха и решения Великих княжеских съездов недействительны - великим князем должен быть не старший, а сильнейший. И пусть меч, удаль и международная поддержка разрешат тот или иной спор!

Основная борьба между братьями развернулась за Киев. И совпала она с нашествием на Русь татарских орд.

К тому времени Киев считался хоть и номинальным, но все-таки главным городом Руси. Киевский князь с середины ХII века превращается в фигуру символическую. Его владения ограничиваются незначительными территориями - чуть больше нынешней Киевской области, втянутыми от Днепра на Запад, до реки Горынь. Но сам город был привлекателен с идеологической точки зрения. «Увидеть Киев - и умереть», - таков был лозунг некоторых князей. И вправду умирали! Юрий Долгорукий - дед Ярослава Всеволодовича - всю жизнь посвятил делу завоевания Киева (и в процессе подготовки завоевательного похода ради обретения мечты основал городок Москву), утвердился на киевском престоле и был отравлен спустя полтора года. Некоторые князья обретали престол на пару дней, а то и часов - их выбивали из города в тот же день более удачливые соперники. За период с 1201 по 1240 год в Киеве сменились 42 князя!

Неудивительно, что и Даниил, и Михаил, и Ярослав развернули борьбу за Киев.

Активность Михаила позволила ему, оставаясь в Чернигове, посадить на киевский престол своего ставленника - малолетнего князя Изяслава Мстиславовича из захудалой ветви Мономаховичей. Кроме того, он инициировал создание на границе Галицкого и Киевского княжеств, на территории Подолья, некоего вассального по отношению к Киеву «Болоховского княжества». Это княжество мыслилось как буфер и одновременно плацдарм для новых походов Михаила в Галичину. Но в 1236 году Даниил захватил Болохов и пленил болоховских князей, поход Михаила на Галич закончился неудачей. К тому же, воспользовавшись этой неудачей, Киев весной 1236 года захватил Ярослав Всеволодович.

Начинается чехарда. В последующие пять лет именно князья-титаны делили между собой власть в Киеве. Практически все они успели посидеть на престоле по 2-3 раза. Правду говоря, лишь Даниил, захватив город, отказался оставаться в нем и оставил посадника, тысяцкого Дмитрия.

Между тем новая волна татарского нашествия приводит к новым кардинальным изменениям в расстановке сил. В сражениях с татарами гибнут старшие братья Ярослава, и он остается главным князем Северо-Восточной Руси. Более того: он едет к Батыю и признает себя вассалом хана, за что получает ярлык на княжение. Даниил первоначально бросается в бега, Батый дает приказ во что бы то ни стало найти его, и тот является с повинной. Историки говорят о том, что Даниил как минимум трижды встречался с Батыем и даже вошел к нему в доверие, а тысяцкий Дмитрий, руководивший обороной Киева и взятый в плен, даже стал советником хана (именно он посоветовал Батыю не грабить Галицкие и Волынские земли, а идти вглубь Европы - на Польшу, Венгрию, Чехию).

А в это время князья продемонстрировали тройное видение будущего русских земель. С Ярославом, Даниилом и Михаилом связаны три концепции дальнейшего развития Руси и их отношений с Ордой.

Ярослав демонстрирует ультралоялизм по отношению к татарам. Этот же ультралоялизм позже будет демонстрировать и его сын Александр Невский, и его правнук Иван Калита. «Заслужить ярлык любой ценой», «Втереться в доверие», «Возглавить процесс изнутри», - вот три принципа, которые могут охарактеризовать политику владимиро-суздальских и первых московских князей, впрочем, в ту пору игравших важную роль в жизни Малой Руси. В результате в 1246 году Ярослав Всеволодович погиб в Каракоруме от рук императрицы монголов - но не как герой-патриот, а был отравлен вследствие придворных интриг. Та же участь позже постигла его сына Александра Невского - после смерти Батыя рассматривалась возможность выдвижения фигуры Александра на вакантное место хана Золотой Орды. В результате он и сын Батыя Сартак стали жертвами козней другого претендента - брата Батыя Берке. Справедливости ради стоит сказать, что брат-близнец Александра, Андрей, в 40-х годах пытался поднять первое антитатарское восстание, но был разбит и бежал в Швецию. Однако позиция Андрея была скорее исключением из правил - вплоть до Ивана Третьего московские князья оставались верными вассалами Орды (Дмитрий Донской на Куликовом поле восставал не против Орды, а против захватившего власть в Орде узурпатора, «полевого командира» Мамая; как только власть перешла к законному хану Тохтамышу, тот же Дмитрий склонил перед ним голову).

Михаил выступил с концепцией опоры на собственные силы и сохранения старых традиций и старой системы. Он считал, что с татарами стоит договариваться так же, как и с половцами или еще ранее с печенегами: мы платим вам дань, вы оставляете нас в покое и отходите за условную границу. Татары отличались тем, что требовали от вассалов полного поклонения и признания. Как результат - Михаил отказался подчиниться требованию Батыя и поклониться татарским языческим богам. Хотя в ту пору татары и демонстрировали веротерпимость (например, они не разграбили ни единой церкви на Руси, а татарская элита принимала любую удобную религию: сын Батыя был христианином, брат - мусульманином, сам он оставался язычником), но Михаил стал жертвой доносов. Большинство историков считают, что доносы стряпал именно Ярослав Всеволодович. По приказу хана Михаила и его боярина Федора казнили.

Даниил выбрал третий путь. Он решил, что необходимо создание широкой коалиции западных монархов, которые объявят Крестовый поход против татар и спасут Европу от их нашествия. «Париж стоит мессы», - воскликнул Генрих IV и обратился в католицизм. Фактически шаг к принятию католицизма совершил и Даниил. Некоторые историки считают, что он все-таки даже принял католическую веру и признал верховенство Ватикана. Папа прислал Даниилу корону и признал его королем - но ведь папа не может присылать короны некатоликам! Корона в средние века - это регулятор отношений именно в католическом мире. Одновременно Даниил несколько раз ездил к Батыю и поклонялся Огню и Кусту - высшим святыням татарской тенгрианской религии. Поклоняясь и попивая с ханом кумыс, Даниил одновременно задумывал восстание против татар - совместно с европейскими монархами. Вместе с братом и старшим сыном Львом возводил укрепления и замки (одним из них стал город Львов). Даниил стал политическим предшественником гетмана Мазепы и Леонида Кравчука. Он - князь-основатель украинской политики многовекторности.

Князья-титаны, боровшиеся на протяжении нескольких десятилетий друг против друга, оставили мощный след в истории Украины и заставили дальнейший ход истории развиваться по их сценариям. Ярослава можно считать отцом-основателем современной России. Даниил по праву считается родоначальником западноукраинской концепции с ее религиозной гибкостью и ориентацией на Запад и умением находить общий язык с Востоком. Михаил - это воплощение духа Восточной Украины, твердого и недипломатичного, громоздкого и неповоротливого, способного на героизм и самопожертвование - однако иногда непонятно, а нужны ли были эти жертвы?

Михаила канонизировали в 1572 году. Тогда же Иван Грозный вывез из Чернигова его останки и велел установить их в одной из церквей Кремля - для антитатарской деятельности царя Михаил был наиболее подходящим символом. Екатерина Великая (в своей политике покорения Крымского ханства) приказала соорудить для останков князя серебряную раку. В 1812 году французы, ограбив Москву, забрали и сакральное серебро. После этого князя поместили в бронзовую раку. Некоторые политики и церковные деятели требуют вернуть Михаила и его боярина Федора в Чернигов, на место их первичного захоронения.

Сын Михаила, Ростислав, женатый на дочери венгерского короля, еще при жизни отца стал правителем Мачвы - княжества (бановины) в современной Боснии. Он стал родоначальником династии банов Мачвы. Один из его потомков, Стефан Вукчич, провозгласил себя герцогом, а свою бановину (по соседству с Мачвой) назвал Герцеговиной... Потомки Михаила Черниговского образовали несколько аристократических родов и стали Оболенскими, Волконскими, Трубецкими, Вяземскими.

Даниил, который - если верить Галицкому ксилофону (одному из древнейших памятников караимской письменности) - именовался официально Королем Хорватии (ведь Галичину населяло племя белых хорватов, родственное перешедшим на Балканы по приглашению византийского императора племени черных хорватов, основавших балканскую Хорватию), очень активно влиял на политику сопредельных государств. Его сын Роман пытался стать королем Австрии, а второй сын, Шварн, стал Великим князем Литовским.

Ярослав осуществлял свое влияние как на севере Руси (Невская битва его сына Александра в 1240 году, а двумя годами позже - Ледовое побоище, защитившие крупные торговые пути на севере и сохранившие для Ярослава и его семьи контроль над частью Балтии и выходами к Скандинавии), так и в Орде. Его потомки основали династию московских князей, правившую в этих землях до конца XVI века.

Битва титанов Тринадцатого века не закончилась с приходом татар. Князья-титаны сумели заложить основы будущих государственных проектов и сохранить свое влияние на восточноевропейскую политику.

Нам стоит пересмотреть историю этого периода, не считая ее сплошной черной полосой в нашем прошлом. Тринадцатый век - век героический и великий. А татары лишь внесли в него свои коррективы. Настоящими героями века были именно Михаил Черниговский, Даниил Галицкий и Ярослав Всеволодович. Именно вокруг них вращалась история - как минимум, амплитуда сохранялась еще несколько столетий. И не татарами едиными...

Автор статьи: Кость Бондаренко

I like:

Обращаем Ваше внимание, что мнение редакции портала UKRAINE-IN может не совпадать с мнением авторов. На портале размещены статьи историков из разных стран, которые могут по-разному интерпретировать события. Также просим Вас воздержаться от агрессивных и нецензурных комментариев.
Comments:
blog comments powered by Disqus

All articles