Увидеть Киев - и умереть

Имя немецкого полководца, генерал-фельдмаршала Германа фон Айхгорна сегодня редко вспоминается - разве что вскользь в связи с событиями 1918 года в Украине. Между тем Айхгорн был одной из ключевых фигур во время украинской революции, и его влияние на политические процессы на Востоке Европы нельзя недооценивать. Именно он стоял за переворотом, вследствие которого к власти в Украине пришел гетман Павел Петрович Скоропадский. Именно он возглавлял немецкие оккупационные войска на украинской территории. И именно с гибели Айхгорна начинается падение Украинского Государства в форме гетманата - последняя страница Первой мировой войны для нашего народа.

Герман фон Айхгорн родился 13 февраля 1848 года в Бреслау (нынешнем польском Вроцлаве). Он происходил из старинного эльзасского рода Гильдебрандтов, осевшего в Силезии и давшего миру целую плеяду выдающихся людей. Дед Германа, Карл-Фридрих фон Айхгорн, был профессором юриспруденции, автором многотомной «Истории германского государства и права», одним из учителей Карла Маркса. По материнской линии фон Айхгорн - внук известного философа Шеллинга, одного из столпов немецкой классической философии.

Позже гетман Скоропадский, оценивая Айхгорна, писал: «Он был уважаемым стариком в полном понимании этого слова, умный, очень образованный, с широким кругозором, доброжелательный, недаром же он внук философа Шеллинга. Ему не были присущи спесивость и заносчивость, которые иногда встречались среди немецкого офицерства».

Герман родился в год серьезных революционных волнений в Европе. Его молодость пришлась на становление германской государственности и на правление канцлера Бисмарка. Айхгорн принадлежал к тем, кто увлекался Бисмарком и считал его своим кумиром. Родители отдали Германа в кадетский корпус и мечтали видеть в нем военного. Уже в 1866-м - во время австро-прусской войны - он проходит боевое крещение. 18-летний солдат получил хорошего учителя - воевать ему пришлось под командованием легендарного полководца, генерал-фельдмаршала Мольтке. В 1870-1871 годах 23-летний капитан фон Айхгорн прошел по полям Франции, героически смотрел в глаза смерти под Седаном, а потом торжественным маршем шествовал в рядах немецких воинов по Елисейским полям Парижа... Одним словом, традиционная военная карьера представителя юнкерского рода эпохи Бисмарка.

Уже после отставки Отто фон Бисмарка Айхгорн, служивший в генеральном штабе, снова отправляется в действующую армию. В 1901-м он - командир дивизии, с мая 1904-го - командир XVIII армейского корпуса, а с 1912 года 64-летний фон Айхгорн выходит на, казалось бы, завершающую ступень своей военной карьеры: его в чине генерал-майора назначают на должность генерал-инспектора 7-й армейской инспекции. Все понимали: еще годик-полтора, и можно выходить на заслуженный отдых. Поместье вблизи родного Бреслау, внуки, воспоминания о сражениях и воинской доблести... В 1913-м так и случилось: могучий, но ничем не примечательный старик фон Айхгорн вышел на пенсию. Вышел, чтобы через некоторое время... снова вернуться в строй и войти в историю.

Немецкая история полна подобных поворотов судьбы. Вспомните хотя бы канцлера Конрада Аденауэра, который в 1933 году ушел на пенсию с поста обер-бургомистра Кельна, но в 1946-м вернулся в политику и в 1949-м стал первым канцлером послевоенной Германии.

С началом Первой мировой войны Айхгорн начинает засыпать военное ведомство рапортами о желании идти на фронт и принести пользу кайзеру и Германии. Наконец в самом начале 1915 года его желания были удовлетворены. Айхгорн отправляется на Восточный фронт, в Померанию, командовать только что сформированной 10-й армией. Она заняла оборону между городами Тильзит (нынешний Советск) и Инстербург (ныне Черняховск). Армия взяла участие в окружении российских войск генерала Сиверса в районе Мазурских болот, и, хотя окружение прошло не совсем успешно, русские под натиском Айхгорна вследствие Свенцянского прорыва были вынуждены оставить значительную территорию и отойти. Немцы взяли под контроль значительную часть Белоруссии и Польши, отбросив русских за Двину.

18 августа 1915 года кайзер вручает Айхгорну высшую военную награду Германии - орден Pour le Merite (с франц. - За заслуги). Менее чем через Айхгорну преподносят дубовые листья к ордену - таким образом признавая его неоценимый вклад в военное дело. Группа армий на Восточном фронте получает название «Айхгорн».

В 1917-м Герман фон Айхгорн развивает наступление на Прибалтику и Белоруссию. Во многом ему способствовало то, что в России началась революция, воинские части оказались деморализованными, зачастую многие территории переходили под немецкий контроль почти без боя. Айхгорн стал настоящей живой легендой - наравне с генералами Гинденбургом и Людендорфом. В конце 1917-го - начале 1918 года группа армий Айхгорна действовала в Прибалтике и Белоруссии. К февралю 1918-го в состав этой группы, развернутой от Рижского залива до Слонима, входили 8-я и 10-я армии и армейская группа D. Силами группы Айхгорна планировалось захватить территорию Прибалтики, а флангом - Беларусь.

24 декабря 1917 года кайзер возвысил Айхгорна, возведя его в генерал-фельдмаршалы. К тому времени это звание носили 18 здравствующих генерал-фельдмаршалов, из которых только четыре (в том числе и Айхгорн) были реальными военачальниками. Остальные 14 - это главы государств - союзниц Германии или же удельные принцы отдельных немецких территорий. То есть сказать, что Айхгорн принадлежал к военной элите - это ничего не сказать!

После того как в феврале 1918-го был подписан Брест-Литовский мирный договор, кайзер направляет Айхгорна в Украину - руководить оккупационным корпусом. Под его контроль попадает практически вся территория Украины, кроме некоторых областей Волыни, Подолья, Екатеринославской и Херсонской губерний, оккупированных австрийцами. Также влияние Айхгорна распространяется на часть нынешних Курской и Воронежской областей и отчасти на Дон. Айхгорн прибыл в Киев и поселился по адресу улица Екатерининская (теперешняя Липская), 16.

Для Айхгорна Украина была в первую очередь оккупированной территорией, которая должна была давать Германии хлеб и продовольствие. Таковыми были условия Брестского мира: Германия и Австрия предоставляют украинской Центральной раде помощь в борьбе против большевиков, Центральная рада снабжает немецкие войска продовольствием. Все-таки Украина была житницей, здравницей и кузницей, как любили говорить в позднесоветские времена.

Немецкое присутствие на территории Украины не вызвало восторга у местных жителей. Они еще вчера переполнялись лютой ненавистью к врагу и пели антинемецкие песни. Юные гимназисты записывались добровольцами на фронт, подделывая документы и приписывая себе по несколько лет. Страна готовилась к тому, чтобы превратить войну империалистическую в войну отечественную. Генерала Брусилова почитали как всеобщего любимца... Революция сняла патриотическую волну, но не убила в глубине души ненависть к немцам. Тем более что Айхгорн для наведения порядка начал вводить полевые суды. Крестьяне, привыкшие в 1917 году больше митинговать, чем пахать и сеять, выказывали недовольство разгонами Советов и требованиями прекратить самовольный захват земель. Как результат - проявляется народное сопротивление. Чем больше виселиц - тем больше нападений на немецких солдат... И Нестор Махно в гуляйпольских степях появился как реакция на оккупационный режим Айхгорна!

Центральная рада во главе с Михаилом Грушевским как будто не замечала оккупационный режим. Она дискутировала, исполняла революционные песни и «Ще не вмерла...», пыталась разработать Конституцию УНР, спорила из-за правительственных кризисов и интриг юных эсеров против зрелых эсдеков. Деятели Центральной рады погрязли в коррупции, вершиной которой стало похищение харьковского банкира и форменное вымогательство, и в этом деле были замешаны премьер-министр и его окружение!

Айхгорн понимал, что украинская действительность может сорвать план поставок зерна в Германию. Ему необходимо было действовать. Он начал вести переговоры с теми украинскими кругами, которые понимали, что такое порядок. То есть с военными. 29 апреля 1918 года при поддержке Айхгорна Центральная рада была низложена. Гетманом Украины становится генерал-лейтенант (ранее воевавший на фронте против Айхгорна) Павел Скоропадский. Айхгорн становится главным советником Скоропадского, его наставником и посредником между гетманом и кайзером...

...30 июля 1918 года на углу улицы Екатерининской и Липского переулка прогремел взрыв. Молодой черноволосый человек невысокого роста бросил под ноги Айхгорна бомбу. На месте был убит адъютант Германа Дресслер. Сам генерал-фельдмаршал был смертельно ранен - ему оторвало ноги, разорвало живот. Все же некоторое время он находился в сознании. Гетман Скоропадский, услышав о взрыве, пешком и без охраны прибежал к умирающему Айхгорну. Позже гетман писал в воспоминаниях: «30 июля по новому стилю мы как раз закончили завтракать в саду, и я с генералом Раухом хотел пройтись по саду, прилегающему к моему дому. Не отошли мы и на несколько шагов, как прозвучал сильный взрыв неподалеку от дома. ...Я и мой адъютант побежали туда. Мы увидели действительно тягостную картину: фельдмаршала перевязывали и укладывали на носилки, рядом лежал на других носилках его адъютант Дресслер с оторванными ногами, он, несомненно, умирал. Я подошел к фельдмаршалу, он меня узнал, я пожал ему руку, мне было чрезвычайно жаль этого почтенного старика... Я чувствовал, что его смерть только усложнит обстановку в Украине. ... Адъютант Айхгорна Дресслер в тот же день умер. А бедного Айхгорна отвезли в клинику профессора Томашивского, он еще помучился немного и на следующий день вечером, именно в тот момент, когда я пришел его навестить, умер».

Убийство не оставило равнодушными современников. Михаил Булгаков писал: «Убили не кого иного, как главнокомандующего германской армией на Украине, фельдмаршала Айхгорна, неприкосновенного и гордого генерала, страшного в своем могуществе, заместителя самого императора Вильгельма».

Террорист не скрылся с места преступления. Он оказался членом партии эсеров, 24-летним матросом Борисом Донским, уроженцем Рязанской области. Он выполнил приговор, вынесенный Айхгорну руководством партии эсеров. Согласно кодексу чести эсеров, исполнители террористического акта не скрывались с места преступления - они верили в праведность своего поступка и хотели, чтобы общественность знала: убитый стал не жертвой уголовников, а был осужден революционным трибуналом. Спустя десять дней Донского повесили на Лукьяновской площади: казнь была публичной, он во время казни был спокоен... Неизвестные ночью засыпали его гроб цветами! Гроб же Айхгорна с большими почестями был отправлен в Германию, где поклониться боевому товарищу вышел сам кайзер Вильгельм! С гибелью Айхгорна погибла и военная фортуна Второго рейха... Первая мировая война близилась к завершению. Кайзеру оставалось три месяца до отречения от престола.

Гетман Скоропадский издал обращение по поводу гибели Айхгорна: «Сегодня, 30 июля 1918 года, в 10 часов вечера, почил навеки командующий группой немецких войск в Украине генерал-фельдмаршал Айхгорн, погибнув от преступной руки заклятых врагов Украины и ее союзников. Тем, кто не знал покойного генерал-фельдмаршала, трудно оценить, какая это большая и горькая потеря для Украины. Генерал-фельдмаршал Айхгорн был искренним и убежденным нашим приверженцем и другом украинского народа, и целью его было создание самостоятельного Украинского Государства. Видя в нашем народе неисчерпаемые творческие силы, он радовался тому славному будущему, которое ожидает Украину, и всеми силами поддерживал идею Украинского Государства даже среди тех, кто относился к ней с недоверием. Единственное утешение в тяжком горе, нас постигшем, это то, что позорное преступление совершено не сыном Украины, а чужаком, враждебным Украинскому Государству и его союзникам».

В начале 20-х годов Липский переулок в Киеве носил имя Бориса Донского, из которого советская пропаганда пыталась слепить образ героя-мученика. Правда, его членство в партии эсеров помешало этому (хотя аналогичная партийность Николая Щорса, как ни странно, не была помехой к созданию культа «народного героя новой эпохи»).

...В дни немецкой оккупации Киева, в 1941-1943 годах, по приказу Гитлера Крещатик был переименован в Айхгорнштрассе - в память о фельдмаршале, человеке, который обрел свою смерть в Киеве, повлияв на украинскую историю и украинскую политику. Возможно, даже не стараясь влиять. Он был патриотом Германии и во имя Германии просто подтолкнул должным образом события в далекой, непонятной Украине.

Автор статьи: Кость Бондаренко

I like:

Обращаем Ваше внимание, что мнение редакции портала UKRAINE-IN может не совпадать с мнением авторов. На портале размещены статьи историков из разных стран, которые могут по-разному интерпретировать события. Также просим Вас воздержаться от агрессивных и нецензурных комментариев.
Comments:
blog comments powered by Disqus

All articles