Гетманство Ивана Мазепы (1687-1709)



Период гетманства Ивана Мазепы называют «решающим этапом» в отношениях между Гетманщиной и Российской империей. Действительно, политика этого гетмана оказала заметное влияние на весь ход дальнейшей истории Украины. В литературе нет однозначных оценок его деятельности; одни авторы превозносят его до небес, называя «национальным героем», «борцом за волю Украины», а другие обзывают его «иудой», «изменником», «угнетателем украинского народа». Как всегда, в подобного рода заявлениях доминируют идеологические пристрастия, личные симпатии и антипатии авторов. Вместо живого, полного противоречий политического деятеля читателям подсовываются мифические образы Мазепы – один положительный, весьма привлекательный и явно приукрашенный, другой – негативный, откровенно отталкивающий. Тот, кто следует этим стереотипам, просто не желает знать правду о прошлом, предпочитая жить в мире иллюзий. Мы же попытаемся проследить конкретные деяния гетмана Мазепы, исходя из библейской мудрости: «По делам их узнаете их».

Мазепа был выходцем из знатной православной украинской семьи, получил хорошее образование (он учился сначала в Киево-Могилянской коллегии, затем в иезуитской коллегии в Варшаве) и со временем занял престижную должность постельничего при польском короле Яне Казимире. Вместе с королевским двором он бывал в странах Западной Европы, нередко выполнял дипломатические поручения.

В 1669 г. Мазепа поступил на службу к правобережному гетману Петру Дорошенко. Отправленный с посольством в Крым, он неожиданно попал в плен к запорожским казакам, которые выдали его левобережному гетману Ивану Самойловичу. Последний обратил внимание на высокообразованного и политически опытного Мазепу и постепенно сделал его своим доверенным лицом. Мазепа был воспитателем сыновей Самойловича, служил в Переяславском полку и, поднимаясь по служебной лестнице, стал генеральным есаулом. Будучи ловким дипломатом, он установил тесные связи со многими московскими вельможами и в 1687 г., после опалы Самайловича, не без их помощи добился для себя гетманской булавы. Уже одно то, что Мазепа в течение 21 года смог удерживать в своих руках гетманскую власть, свидетельствует о его недюжинных талантах.

Почти два десятка лет Иван Мазепа верой и правдой служил российскому царю Петру I, одновременно укрепляя материальное положение казацкой старшины (последняя получила более тысячи дарственных на землю). Сам гетман превратился в одного из богатейших феодалов Европы. Благодаря щедрым дарам от царя Петра, Мазепа стал владельцем почти 20 тыс. имений. Часть своих доходов он направлял на развитие культуры и искусства, на строительство православних церквей, типографий и учебных заведений. При нем Киево-Могилянская коллегия получила в 1701 г. статус академии.

В то же время гетман не пользовался популярностью среди широких масс крестьян и казацких низов, видевших в нем «царского лизоблюда». Мазепа принимал деятельное участие в подавлении нескольких крестьянско-казацких восстаний на Украине и в России, нарушал права и вольности Запорожской Сечи, увеличивал налоги, а в 1701 г. издал указ о введении двухдневной панщины для крестьян Нежинского полка.



В 1700 г. Россия вступила в Северную войну со Швецией. Это противостояние, длившееся 21 год, потребовало от воюющих сторон колоссального напряжения сил, мобилизации значительной части материальных и людских ресурсов. Царь Петр задался целью ослабить влияние шведов в Северной Европе, утвердиться на побережье Балтийского моря и укрепить экономические связи России со странами Запада. Украину он рассматривал как надежный источник пополнения армии и продовольственных запасов.

Война началась неудачно для России. Шведская армия, возглавляемая молодым и энергичным королем Карлом XII, 19 ноября 1700 г. разгромила российскую армию в битве под Нарвой. После этой катастрофы казацкая конница под командованием фельдмаршала Б.Шереметева несколько часов прикрывала отход основных частей.



В декабре того же года у Печерского монастыря были сосредоточены 14 тыс. казаков Нежинского, Черниговского, Киевского, Полтавского, Миргородского и Прилуцкого полков, несколько тысяч запорожцев и казаков 4 «охотницких» полков. Они нанесли поражение шведскому отряду полковника Шлиппенбаха и выиграли бой под Юрьевым. В январе 1701 г. казаки наказного гетмана Якова Лизогуба отбили массированное наступление шведов на Псков и Печерск, после чего произошла замена казацких полков. Вместо отпущенных домой прибыли Гадячский и Киевский полки, «компанейцы» и «сердюки» полковников Пашковского, Степанова, Шульги, Чечеля, запорожцы атаманов Сухого и Рубана, а также слободские казаки общей численностью 11 тыс. человек. Они несли сторожевую службу, занимались разведкой и время от времени вступали в стычки с небольшими шведскими отрядами и гарнизонами.

В 1702 г. шведы нанесли несколько тяжелых поражений польской армии короля Августа II и захватили Краков и Варшаву. Это привело к острому политическому кризису в Польше. Часть магнатов и шляхты перешла на сторону Карла XII, согласившись избрать новым королем шведского ставленника Станислава Лещинского; другая часть сохранила верность Августу II и союз с Россией. Ослаблением Польши не могли не воспользоваться казаки Правобережной Украины. Хотя польский сейм еще в 1699 г. принял решение о роспуске казацких отрядов на Правобережье, «показаченное» население Богуславщины, Фастовщины и Брацлавщины не собиралось уступать свои права. Зимой 1702 г. в Фастове состоялось расширенное совещание казацких полковников, а также представителей крестьянства и горожан. Участники совещания составили план общего вооруженного восстания против Речи Посполитой, и в течение весны и лета казацко-крестьянские отряды под командованием полковника Семена Палия и других казацких вожаков выгнали польскую шляхту, униатов и иезуитов с территории Черкасщины, Киевщины и Подолья. В октябре повстанцы взяли Немиров и Бердичев, а в ноябре – Белую Церковь. В конце 1702 – начале 1703 гг. польская шляхта перешла в контрнаступление и в феврале восстановила власть Речи Посполитой в Подольском и Брацлавском воеводствах. Под контролем восставших остались Фастов, Богуслав, Корсунь и Черкассы.

В этой ситуации Петр I и гетман Мазепа решили вмешаться в события на Правобережье. Действия повстанцев против поляков ослабляли и без того шаткие позиции короля Августа – единственного в то время союзника России в войне с Карлом XII. По приказу царя левобережные полки в мае 1704 г. переправились на Правобережье для борьбы со сторонниками Станислава Лещинского. Их появление Палий расценил как братскую помощь в войне с Польшей и активизировал свои действия. Тогда Мазепа, спеша успокоить польскую шляхту, в особом универсале разъяснил, что левобережные полки пришли не на помощь восставшим, а для оказания поддержки Августу II. Палию было велено прекратить самовольные действия и подчиниться польским властям, на что он ответил решительным отказом. 31 июля, заманив Семена Палия в свой лагерь под Бердичевым, Мазепа приказал арестовать его. Проведя год в батуринской тюрьме, полковник Палий был сослан в Сибирь.

Избавившись от Палия, Мазепа взял под свое управление Киевщину, значительную часть Волыни и Брацлавщины. В январе 1705 г. он вместе с генеральным есаулом Иваном Скоропадским и пятью «знатными войсковыми товарищами» побывал в Москве, где был обласкан царем за верную службу и получил приказ готовиться к новым ратным подвигам. Летом того же года 40-тысячное казацкое войско во главе с гетманом двинулось в глубь Правобережной Украины и Галиции, разоряя владения сторонников шведского короля и Станислава Лещинского. Осенью, оставив часть казаков в Галиции, Мазепа вернулся на Волынь и остановился в Дубно. В конце 1705 – начале 1706 гг. шведы развернули наступление на Литву и Белоруссию. По приказу Петра I украинский гетман вынужден был спешно идти с войском на помощь российской армии, действовавшей в Белоруссии. Поход оказался неудачным и привел к значительным потерям. Август II, разбитый шведскими войсками в Саксонии, отрекся от престола в пользу Станислава Лещинского.

В это время Мазепа получил несколько предложений от польской знати, смысл которых сводился к тому, чтобы порвать отношения с российским царем и перейти на сторону Станислава Лещинского и Карла XII. Гетману предстояло сделать непростой выбор: остаться верным царю и, в случае его военного поражения, потерять всё, или переметнуться на сторону победоносного шведского короля, обеспечив тем самым сохранение Гетманщины (правда, уже под протекторатом Швеции). Среди казацкой старшины не было единодушия по данному вопросу. Часть старшины, раздраженная постоянным давлением на нее со стороны российских командующих и самого царя, готова была сменить сюзерена, но было немало и таких, кто не желал разрывать украинско-российский союз.

Осенью 1707 г. Станислав Лещинский пообещал казакам вернуть все их давние права и вольности и призвал Мазепу свергнуть «московское иго». О своих тайных связях с польским королем гетман сообщил лишь узкому кругу доверенных лиц. Однако нет ничего тайного, что не сделалось бы явным. Генеральный судья Василий Кочубей и бывший полковник Полтавского полка Иван Искра несколько раз доносили царю о закулисных переговорах гетмана. В апреле 1708 г. они лично прибыли в царскую резиденцию и передали компрометирующий материал на Мазепу. Однако царские сановники, зная о безграничном доверии Петра I к украинскому гетману, не поверили доносчикам и с помощью пыток вырвали у Кочубея признание, что он возвел на Мазепу напраслину. Канцлер Головкин отправил арестованных к гетману, и в июле того же года Кочубею и Искре отрубили головы.

В сентябре 1708 г. армия Карла XII двинулась из-под Смоленска не на Москву, а в сторону Украины. Было очевидно, что шведский король рассчитывал на помощь Мазепы; последний обещал ему провиант, фураж для лошадей и поддержку всего казацкого войска. Не сумев взять Стародуб и выдержав близ Новгорода-Северского ряд стычек с российскими войсками, украинскими казаками и местным народным ополчением, шведы подошли к границам Гетманщины. Мазепа отправил к ним гонцов, умоляя скорее переправиться через Десну и отрезать царской армии путь на Украину.

24 октября гетман покинул свою резиденцию в Батурине и во главе 3-тысячного отряда отправился навстречу шведской армии. Самым поразительным в этой истории было то, что казаки и большая часть старшины не знала о подлинных намерениях своего командующего. Лишь переправившись через Десну, Мазепа собрал всех на раду и раскрыл карты. «Большинство присутствующих стояли, будто громом пораженные, не веря, что гетман мог осмелиться на такой шаг, - отмечает В.И.Борисенко. – В полной тишине Мазепа обосновал необходимость перехода на сторону шведов постоянными притеснениями прав и привилегий украинского народа московскими правителями и призвал вместе со шведами сбросить ненавистное ярмо, сделать Украину свободной и независимой страной. В ответ не прозвучало ни единого слова. Казаки молча расходились, а под покровом ночи начали разбегаться по домам».

Когда Петр I узнал об измене Мазепы, он тут же отправил на захват Батурина солдат и драгун под командованием князя А.Меншикова. 2 ноября российские войска взяли Батурин и жестоко расправились с его защитниками и жителями. 6 ноября в Глухове по приказу царя была собрана рада для избрания нового гетмана. Им стал стародубский полковник Иван Скоропадский. Мазепа был объявлен предателем, а имя его во всех православных церквах предали анафеме. По сей день отечественные историки и политики ломают головы над тем, почему украинский народ не воспользовался «шансом» сбросить «московское иго» и не пошел за своим гетманом в царство свободы и суверенности. Одни полагают, что виноват в этом сам Мазепа, слишком поздно раскрывший народу свой замысел; другие винят народ, не сумевший оценить величие мазепинской национальной идеи; третьи винят российского царя, который с помощью репрессий так «запугал» казаков, что они побоялись перейти на сторону шведов. Все подобного рода «объяснения» ничего не объясняют, поскольку исходят из умозрительной конструкции «если бы…» (если бы Мазепа заранее подготовил народ к восстанию против царя; если бы народ не был таким темным и непонятливым; если бы царь не стращал казаков дыбой и плахой; если бы…). В истории мы можем познавать только то, что произошло в реальности, а не то, что могло бы быть при определенных условиях. Мы можем с большей или меньшей долей вероятности предположить, какими мотивами руководствовался гетман Мазепа; точно также мы можем предполагать, что повлияло на выбор украинцев (прежде всего, казаков), оставшихся в основной своей массе если не на стороне Петра I, то, во всяком случае, нейтральными.



Как всякий крупный политик, Мазепа исходил из интересов своей, гетманской державы (его личный интерес здесь полностью совпадал с интересами казацкой автономии). Он не мог не учитывать того обстоятельства, что победа Карла XII и Станислава Лещинского над Петром I обернется для Гетманщины потерей остатков самостоятельности и поглощением ее Польшей. Шансы России победить в этой войне представлялись мизерными. Мазепа сделал свой выбор, надеясь на то, что союз со шведами и поляками поможет ему (а значит, и Украине) избежать военной и политической катастрофы. Иными словами, действия Мазепы вполне прагматичны, закономерны и свидетельствуют о его умении быстро перестраивать политическую линию в соответствии с изменившимися политическими обстоятельствами. Все рассуждения о «нравственности» или «безнравственности» поступка Мазепы (измена царю, нарушение присяги!) выглядят смехотворными; в большой политике есть только одна «мораль» – государственный интерес.

Украинский народ, как и всякий другой народ, не занимался политикой и не был «заражен» такими понятиями, как «национальная идея», «суверенитет», «политические свободы». Его действия были тоже вполне прагматичны, закономерны и свидетельствовали об умении приспосабливаться к реалиям своего времени. Богу Богово, а кесарю кесарево. Выбор Мазепы – это выбор Мазепы, а не украинцев. Можно согласиться с мнением В.И.Борисенко, который писал: «Слишком далеко оторвался левобережный гетман от народа, его жизненных потребностей. Казаки, крестьяне и мещане больше заботились о защите собственных экономических интересов, чем о государственной независимости от России. К тому же главного виновника в ухудшении своего положения простые производители усматривали в казацкой старшине, прежде всего в гетмане и его окружении. А далекий российский царь в глазах многих из них продолжал оставаться справедливым судьей и защитником всех неимущих».

Переправившись в ноябре 1708 г. через Десну, шведская армия встретилась с враждебным отношением к ней местных жителей. Украинцы не хотели становиться под шведские знамена, продавать солдатам-протестантам продовольствие и фураж и впускать чужеземцев в свои города и местечки. В шведском тылу начали действовать партизанские отряды. Зимой 1708-1709 гг. партизанское движение охватило Черниговщину, Слобожанщину и Полтавщину. Карл XII убедился, что обещания Мазепы не будут выполнены – народ не пошел за гетманом.

В марте 1709 г. шведские войска надолго застряли под Полтавой, которую защищал российский гарнизон и решительно настроенные местные жители. Единственной силой, перешедшей вслед за Мазепой на сторону шведов, оказались вчерашние противники гетмана - запорожские казаки во главе с кошевым атаманом Костем Гордиенко. Их численность составляла, по разным оценкам, 8 - 15 тыс. человек. 27 марта при посредничестве Мазепы запорожцы заключили с Карлом XII Будищенский договор, по которому король обязался не прекращать войны с Россией до тех пор, пока Украина не станет независимой от московского царя.

Петр I, узнав о переходе запорожцев на сторону шведов, велел разрушить Запорожскую Сечь. В мае царские войска окружили Сечь и с помощью бывшего запорожца полковника Галагана овладели ею. Часть запорожских казаков была перебита, часть бежала в пределы Крымского ханства.

27-28 июня 1709 г. под Полтавой произошла битва между шведской и российской армиями. У шведов было не менее 30 тыс. человек, у царя – 42 тыс. (эти цифры не учитывают количество казаков и бойцов из разного рода вспомогательных отрядов). Почти все украинские казаки сражались на стороне Петра I под командованием вернувшегося из ссылки Семена Палия; на стороне Карла XII действовали 3 тыс. казаков Мазепы и запорожцы. Впервые за время Северной войны российской армии удалось одержать крупную победу над врагом. С разгромом шведов рухнули планы Мазепы и запорожцев вырвать Украину из-под власти российского царя. Спасаясь от преследования, Карл XII и Мазепа бежали на Правобережную Украину, а оттуда – в Молдавию, входившую в состав Османской империи.



Поражение под Полтавой подкосило силы старого гетмана. Он умер возле города Бендеры 21 сентября 1709 г. и был похоронен в православном Святоюрском монастыре в Галаце.

Оценивая последствия «измены» Мазепы, следует подчеркнуть, что она бумерангом ударила по автономным правам Гетманщины. Отныне царские власти на всех украинских гетманов и казацкую старшину смотрели как на потенциальных изменников. Соответственно, был взят курс на постепенное сворачивание всех прав и вольностей казаков, а за казацкой верхушкой был установлен строжайший надзор. Полная ликвидация украинской автономии стала отныне лишь вопросом времени.

Автор статьи: Виктор Губарев

Мне нравится:

Обращаем Ваше внимание, что мнение редакции портала UKRAINE-IN может не совпадать с мнением авторов. На портале размещены статьи историков из разных стран, которые могут по-разному интерпретировать события. Также просим Вас воздержаться от агрессивных и нецензурных комментариев.
Комментарии:
blog comments powered by Disqus

Все статьи