Обитель поздних скифов - Кара-Тобе

Более тысячи лет хозяевами обширных просторов Евразии были скифские племена. Этот народ навсегда вошел в историю человечества. Скифы не оставили письменных памятников о себе, но сведения об этом древнейшем народе сохранились в египетских, ассирийских, вавилонских, греческих и других источниках.
Ежегодно десятки археологических экспедиций работают на раскопках памятников, связанных со скифской историей. Наши знания о скифской культуре, быте, обрядах и верованиях, их представлениях об окружающем мире постоянно уточняются. И очень приятно, что в этой серьезной работе, вскрывающей новые пласты истории родного края, наряду с маститыми учеными участвует и молодежь.
В числе такой одаренной молодежи и наш автор - ученик 9-А класса школы №1, кандидат в действительные члены МАИ школьников Крыма «Искатель» Дмитрий Бута, вплотную занявшийся изучением быта поздних скифов. На протяжении трех сезонов 2003-2005 гг. школьник в составе археологической экспедиции на греко-скифском городище «Кара-Тобе» работал в этом уж поистине уникальном историческом месте.
Результаты исследований жилых и хозяйственных построек поздних скифов в Северо-Западном Крыму легли в основу его работы, которую сегодня мы предлагаем вашему вниманию. Добавим, что она была представлена на III республиканскую конференцию учащихся учебных заведений системы Министерства образования и науки АРК и «Дорогами тысячелетий», посвященную памяти О. Домбровского.
Дома давно минувших дней
Наиболее ранние упоминания о скифах датируются 70-ми годами VII века до н.э.. В период кочевания, когда кочевники еще не имели определенной территории для кочевания и передвигались на значительные расстояния, наиболее оптимальным типом жилища являлись повозки с открытым верхом. Эсхил в поэме «Прикованный Прометей» восклицал: «Ступай вперед по землям нераспаханным к кочевьям скифов, что в плетенных коробах высоких, на колесах, с дальнострельными не расставаясь луками, привыкли жить». Археологами фрагменты повозок обнаружены в двенадцати погребениях Степной Скифии.
Во второй половине V-IV веков до н.э. определяются пастбищные территории. В местах, наиболее пригодных для зимнего выпаса скота, возникают зимовья. По-прежнему основным видом жилища является повозка, плетенный верх которой снимается и превращается в наземное жилище. Вот как описывает подобное жилище Геродот: «Поставив три шеста, наклонные один к другому, натягивают на них шерстяной войлок, стянув его как можно плотнее». Позднее появляются сооружения с углубленной в землю основой - полуземлянки или землянки.
Обосновавшись в Крыму, уже в III веке до н.э. скифы повели активное наступление на поселения херсонесской хоры и тем самым начали серию скифско-херсонесских войн, растянувшихся до конца II века до н.э Понятно, что должны были существовать серьезные причины, заставившие скифов воевать с сильным соседом. Вероятно, скифов привлекали тщательно возделанные греками сельскохозяйственные угодья, на которых они рассчитывали получить зерно в количествах, необходимых для внутренних нужд и экспорта. Захватив греческие поселения, скифы не стали разрушать все оборонительные сооружения, жилые и хозяйственные постройки. Постепенно они переделали, достроили, перепланировали дома и оборонительные стены сообразно своим традициям, вкусам и возможностям. Притягательность обжитых греками мест была столь велика, что скифы, захватив Северо-Западный Крым, не желали селиться на свободных землях.
Мой дом - моя крепость?
Территория, ограниченная оборонительными сооружениями, застраивалась различными жилыми и хозяйственными постройками. Обычный позднескифский жилой дом представлял собой небольшую прямоугольную постройку, стены которой в нижней части были сложены из камня, и в верхней   из сырцовых кирпичей  Обнаружены и более монументальные здания, состоящие из двух -  трех вытянутых в одну линию помещений. Внутри дома комнаты между собой не   соединялись, каждая из них имела наружную дверь, выходящую в общий двор. Весьма интересны открытые в Неаполе и в Добром дома, состоящие из одного обширного помещения и сеней. Причем сени с трех сторон ограничены стенами, а с фасада - колоннами. Это так называемые «здания типа мегарон» (мегарон - по-гречески «большой дом»).
Помимо наземных домов, скифы сооружали много полуземлянок, то есть построек, частично углубленных в землю. Полуземлянки бывали разных форм и размеров, но по площади уступали обычным домам Иногда их делали прямоугольными, складывая наземную часть из сырцовых кирпичей, иногда - круглыми, шалашеобразными, из жердей, и покрытых глиняной обмазкой. Подобного рода конструкции - важный элемент позднескифской культуры, не претерпевший принципиальных изменений во все времена её существования. Основным типом жилища в скифских укрепленных поселениях Северо-Западного Крыма был каменный дом. Архитектурный облик домов позднескифских крепостей, в целом, очень близок к домам Нижнеднепровских поселений. Наряду с каменными домами, сложенными из необработанных камней, поселения были застроены домами со стенами из сырцовых кирпичей на каменных основаниях, а также полуземлянками. Были дома и со смешанной кладкой - каменно-сырцовые дома. Сырцовые дома прочны и теплы, а изготовление сырцовых кирпичей не требует большого труда. Рядом с домами и внутри обязательно находились хозяйственные ямы. Однако возведение большого дома стоило недешево. Поэтому бедняки ютились в небольших домишках, а чаще в крошечных землянках и полуземлянках.
Реплика скифской усадьбы
В конце августа 2002 года под руководством доктора исторических наук С. Внукова был построен такой объект экспериментальной археологии, как «Скифская усадьба», который является репликой существовавшей во II веке до н.э. в Северо-Западном Крыму скифской усадьбы. Скифская усадьба состоит из двух помещений: жилого для семьи и примыкающего к нему помещения для животных, а также внутреннего дворика. Для ее строительства использован «дикий» камень-известняк из отвалов археологического раскопа Все стены сложены на глиняном растворе. Глина бралась из бывшего карьера рядом с городищем. Стены внутри жилого помещения оштукатурены глиняным раствором с добавлением песка (приблизительно одна треть объема) и побелены известью. В помещении для животных стены не штукатурились. Кровля выполнялась по следующей технологии: первоначально укладывались достаточно толстые (диаметром 15-18 см.) стволы деревьев (биота восточная),   расстояние  между стволами достигало 10-20 см. (вследствие неровности стволов), затем сверху вся площадь перекрывалась ветками, по веткам укладывались снопы камыша толщиной около 30 сантиметров     и,     наконец, сверху слой   земли с большим содержанием глины толщиной 10-15 см.. Необходимо отметить, что камыш по длине укладывался по направлению наклона крыши. Наклон крыши составлял около 12 градусов. Дверное полотно выполнено из досок-горбылей, которые сбиты вместе с помощью таких же досок-планок гвоздями. Навешаны двери оригинальным древним   способом, которым    пользовались   скифы. Дверное полотно с одной вертикальной стороны прибито гвоздями к деревянной жерди, которая       устанавливается вместе с дверным полотном в дверном проеме Делается это следующим образом. Нижний конец жерди упирается в так называемый  «пяточный  камень».   Пяточный камень - это пороговый камень, в котором сделано углубление, и в котором будет вращаться жердь в момент движения двери  Верхний конец жерди вставлен в отверстие, сделанное в доске, которая перекрывает сверху дверной проём. Такая вертикальная фиксация жерди  дает возможность ей свободно вращаться  вокруг собственной оси,  вместе  с  навешанным дверным полотном в вертикальном положении. На середине жилой комнаты устроен столик. Он выполнен из сырцового кирпича. Верх столика перекрывает плита, выполненная из саманной глины. Очаг прямоугольной формы, выполненный из глины, находится в углу жилого помещения напротив двери. В правом от входа углу выполнено ограждение из бутового камня высотой около 20-25 см Внутрь ограждения скифы ставили кухонную утварь. Внутренний дворик по всей площади засыпан мелкой морской галькой, толщиной слоя около 10 см, для аккуратности и чистоты Неслучайно также и то, что окна и двери помещений выходят во внутренний дворик. Стены внутреннего дворика защищают помещения от ветра, дождя, снега.
Мои наблюдения
Систематические научные наблюдения за техническим состоянием жилых построек в течении года осуществляются научными сотрудниками Международного центра экспериментальной археологии и инновационной педагогики «Кара-Тобе» при участии «маноецев» г. Саки. Я наблюдаю за жилыми постройками с сентября 2003 года по настоящее время и регулярно фиксирую их состояние. Отдельные наблюдения проводятся за стенами, кровлей и пр. Вот в сжатой форме результаты моих наблюдений:
Стены с внешней стороны. Стены представляют собой бутовую кладку. Я изучаю, как со временем ведет себя бутовая кладка на глине. Конечно, связующий элемент кладки - глина подвергается атмосферным воздействиям. Ветер, перепады температуры, снег, а, в большей степени, дождь, который смывает глину, разрушают кладку. Поэтому за каменной кладкой надо постоянно следить и вовремя подмазывать глину. Больше всего подвержен разрушению самый верхний уровень кладки во время дождя. Бывает даже так, что после сильного дождя верхние камни со стен внутреннего дворика падают на землю. Мне кажется, что скифы верх кладки должны были обмазывать толстым слоем саманной глины, чтобы затруднить его разрушение.
Стены с внутренней стороны. Стены с внутренней стороны подвержены атмосферному воздействию значительно меньше. Известковая побелка лучше связывает слой штукатурки. Если кровля не течет, то штукатурка держится хорошо. По крайней мере, более двух лет мы не делали ремонт штукатурки. Белить приходиться по мере загрязнения стен. Если учесть, что в летний период с ветрами в помещение заносится много пыли, белить приходиться не реже одного раза в год.
Кровля. После строительства усадьбы в августе 2002 г. кровля не протекала 13 месяцев (хотя осень 2002 г. была очень дождливой). В результате чего в двух местах примыкания крыши к стенам возникли небольшие подтеки. Они были легко устранены подсыпкой на крыше в этих местах земли (земля была смыта дождями). Отдельные небольшие подтеки изредка появлялись, но они легко устранялись. Резко изменилась ситуация в осенне-зимний период 2005 г. Крыша начала протекать по всей площади поверхности. Выяснить причину пока не удалось.
Саманный кирпич?
В попытках отыскать ответ я расспросил бывшего жителя Узбекистана Ленура Шевкевичя Билялова (инженера по образованию), который проживал в сельской местности и хорошо знаком с жилыми и хозяйственными постройками из сырцового кирпича в Узбекистане. В сельской местности в Узбекистане сырцовый (саманный) кирпич до сих пор широко применяется.
Кирпичи изготавливают из глины, смешанной с рисовой соломой (лучше - половой). Кирпичи крепкие, при ударе и сушке не трескаются, даже звенят. Технология строительства крыши следующая: вначале кладут толстые деревянные балки. Чтобы получить балки, бревна обрабатывают инструментом, похожим на мотыгу. Он выполняет функцию рубанка. Поверх деревянных балок укладывают толстый слой вязанок из толстого тростника Поверх насыпают выравнивающий тонкий слой земли 5-7 сантиметров и далее обмазывают крышу достаточно толстым слоем самана. Саман - глина, перемешанная с соломой с добавлением воды. Саман на крыше не трескается. Оказывается, что в жаркое время, летом, узбеки спят на крыше, так как в помещении жарко, а на крыше прохладнее и меньше комаров.
После разговора с Ленуром Шевкетовичем, у меня появилась гипотеза: может быть, и скифы обмазывали крышу саманом? Но подтвердить данную гипотезу археологическими исследованиями очень сложно.
Очаг. Мне было поручено провести эксперимент и проверить, как скифы пользовались очагом внутри жилого помещения? Очаг был растоплен сеном, кусочками коры и веточками, а затем загорелись и крупные ветки и разрубленные стволы деревьев. Материал был влажный, поэтому выделялось много дыма, даже под конец эксперимента. На открытом воздухе дул довольно сильный ветер. Тяга была хорошая. До разжигания костра температура в доме была 10 градусов тепла. В начале эксперимента мы расставили термометры.
Первый - в 2,5 м от очага на шкуре, на полу. Второй - у стенки на полу. Третий - у боковой стенки на полу. Через 30 минут мы сняли показания термометров. Показания на термометрах были следующие: на первом -14 градусов, на втором - 11 градусов, на третьем - 10 градусов. Продолжая эксперимент, мы убедились, что таким способом можно было протопить жилье до нормальной жилой температуры, градусов до 20. Но в процессе эксперимента мы получили и ошеломивший нас результат. Выяснилось, что находиться в доме при горящем очаге из-за сильного задымления невозможно В помещении от дыма режет глаза, трудно дышать. Даже, когда очаг горит ровным огнем и как будто без видимого дыма Получается, что пользоваться очагом без дымохода, разжигая в нем открытый огонь, невозможно!
В процессе эксперимента мы получили еще один интересный результат. Когда помещение на первом этапе эксперимента наполнилось дымом, благодаря сильной тяге дым стал проходить сквозь щели между крышей и стеной, И это, несмотря на то, что примыкания крыши к стене были хорошо промазаны глиной. То есть вентиляция в скифских домах происходит и через камышовую крышу (воздух проходит между и через камышинки). Чтобы избавиться от такой «вентиляции», необходимо, по-видимому, подмазывать глиной снизу потолок. Но и здесь необходимо экспериментировать.
Влияние греческих традиций

Таким образом, жилые и хозяйственные постройки скифов в Северо-Западном Крыму III век до н.э - I век н.э. представляли собой преимущественно строения из необработанного «дикого» камня-известняка, а также из сырцовых кирпичей на каменных основаниях и полуземлянок. Отдавая должное самобытному характеру скифской архитектуры, исследователи отмечают значительное влияние греческих традиций. К сожалению, в процессе археологических раскопок не представляется возможным выяснить все особенности строительных конструкций и технологий, применяемых скифами в процессе возведения своих построек.
В решении этих вопросов большим подспорьем являются методы экспериментальной археологии. Описанная в данной работе даже малая часть проведенных и проводимых на реплике скифской усадьбы наблюдений и экспериментов, убедительно доказывает огромные возможности экспериментальной археологии в изучении давно исчезнувших народов и цивилизаций. Так что наша работа далеко не исчерпана: наблюдения продолжаются.

Автор статьи: Дмитрий Бута

Мені подобається:

Обращаем Ваше внимание, что мнение редакции портала UKRAINE-IN может не совпадать с мнением авторов. На портале размещены статьи историков из разных стран, которые могут по-разному интерпретировать события. Также просим Вас воздержаться от агрессивных и нецензурных комментариев.
Коментарі:
blog comments powered by Disqus

Всі статті